Мы поможем Вам

 развить свой

 потенциал

+7-499-40-828-40
+7-925-86-090-72
Главная       СМИ о нас       Хайке Пфицнер: “Я всегда мечтала обустроить наш красивый мир”
Опубликовано в журнале International Coach Magazine
статьи-фото Интервью с немецким коучем, межкультурным экспертом и бизнес-тренером Хайке Пфицнер.
Читать —>

Хайке Пфицнер:

«Я всегда мечтала обустроить наш красивый мир»

Хайке, расскажите, что на данный момент самое актуальное в вашей деловой и творческой жизни?

Буквально последнюю неделю я работаю вместе со своей командой, моей маленькой фирмой Стик (STIC). Мы пишем заявку на проект в фонд Роберта Боша, который работает здесь в Германии. Мы хотим предлагать сопроводительные мероприятия в виде коучинга, воркшопов, дополнительного обучения для 13 человек, которые в течение двух лет проходят стажировку, программу для повышения их личностной компетенции и лидерских качеств. Мы сейчас как раз в стадии выработки такого предложения.

Голова кипит, уже не первый час сижу. Примерно пять дней уходит на это, поэтому я вся в этом проекте.

Как получилось так, что вы оказались связаны с Россией? Вы так хорошо говорите на русском… Я знаю, что у вас даже есть книга, посвящённая России, “Танец с русским медведем”.

Да, у меня есть книга… правда, книжка на немецком, мы её так и не перевели. Я училась ещё в конце советских времен в России, как раз на педагога-психолога. Поэтому и язык у меня хороший. Потом защищала кандидатскую на тему возрастной психологии … Где-то с середины 90-х годов я постоянно езжу в Россию, где и с Элеонорой мы познакомились, по-моему, в 2008 или 2009 году. А до того я очень плотно работала в «Бюро Акцент», проводила там мастер-классы, тренинги, и через один из мастер-классов как раз Элеонора на меня и вышла.

Можете рассказать подробнее, как вы познакомились? Почему вы так долго сотрудничаете, что вам нравится в компании FBK-Coaching?

Познакомились мы с ней лично… это был какой-то осенний вечер. Мы с ней встретились недалеко от метро Третьяковская в красивом кафе. Вроде бы “Альдебаран”… что-то космическое там было. Пришла очень красивая, эффектная молодая женщина и сказала, что она про меня наслышана. Поскольку она тоже хотела работать на немецкие компании на российском рынке, мы очень быстро нашли общий язык, понравились друг другу. Конечно, симпатия тоже играет большую роль. Можно сказать, что довольно скоро у нас с ней были первые совместные проекты. Мы проводили стратегические модерации в компании Бош-Сименс. В принципе, с тех пор очень тесно сотрудничаем.

Один из моих любимых проектов — это всё, что связано со школой коучинга: переход, сопровождение профессора Шульца фон Туна на российский рынок. Можно, думаю, сказать, что Элеонора от меня получила первый такой толчок, потому что я эти инструменты переводила для своих тренингов. Все инструменты, которые сейчас уже в русской книге, я внесла где-то с 2005 года в годовой курс для бизнес-тренеров. Уже тогда я поняла, что инструменты очень хорошо идут на российском рынке. Но у меня не было даже идеи перевести всю эту науку и привезти Шульца фон Туна единолично в Россию, поэтому как раз Элеонора тут была двигающей силой.

Когда Вас можно будет увидеть в России? Планируются какие-то проекты в нашей стране?

Если по желанию, я бы хоть на следующей неделе приехала. Просто видимо в связи с экономическими сложностями на российском рынке, с тем, что курс рубля стал немножко хуже, мои российские клиенты меня…. не то что забывают… Нет, они не забывают, они пишут, что им очень жаль, но им пока трудно меня вызвать.

На самом деле я жду подтверждения одного западного клиента, который работает на телефонном рынке в России. Если все получится, тогда я в начале июня снова приеду в Москву. Это будет мой следующий проект, но пока трудно дать окончательное подтверждение.

Вы довольно часто бывали в России?

Бывало время, что я прилетала почти каждый второй месяц. Я часто бывала в России. Если смотреть, как часто я общаюсь, то регулярно: каждый день получаю электронные письма из России. У меня очень много там проектов в стадии подготовки. Это проекты по эмоциональному лидерству, много запросов на управление изменениями, на инновационное лидерство. Это наиболее частые обращения. Действительно, компании понимают, что нужно менять лидерский подход в сложных временах. Чтобы было больше прозрачности в компании, повышение взаимодействий между отдельными отделами. Чаще всего мы начинаем с топ-командами, чтобы директора департамента ходили не только за своими секциями, а чтобы они ещё понимали, что вся компания двигается только тогда, когда все друг другу помогают, не ставят собственных корыстных целей, скажем, департамента выше целей всей компании. Много воркшопов по увеличению внутреннего взаимодействия.

Особенно в кризисные времена?

Я думаю, кризис просто обостряет такие моменты, которые давно надо было сделать. Но, как говорят, пока нет внешнего давления, очень много компаний не хотят просто так менять внутреннюю систему, как и одинчеловек. Очень часто просто ждут внешнего давления, когда уже по-другому никак нельзя. Мало компаний, который действительно желают меняться, когда ещё всё гладко и хорошо. Всем понятно, что наша жизнь — это постоянные изменения, то вверх, то вниз, но большинство все-таки предпочитает ждать.

Как вы относитесь к России? Сложно ли было учиться в Москве? Трудно ли общаться с русскими людьми?

Первый год был сложным, честно скажу. Всё-таки языковой и культурый барьеры существовали, как бы хорошо нас не учили в школе. Тем более, нас же учили читать книжки, а не говорить с людьми, поскольку все-таки наши правтели тогда не хотели такого прямого общения между нами и российским народом. Поэтому первый год дался сложно. Сдавать зачеты и экзамены — для меня это, конечно, частично было пыткой. Я ненавидела этот словарь громадный, русско-немецкий. До сих пор стараюсь не смотреть в словари, потому что я, наверное, туда перенасмотрелась за это время.

А потом, когда я стала лучше понимать язык, когда открылся мне город с его культурных сторон, я стала ходить в музеи, я посещала очень много театров. У меня появились друзья-художники, с которыми я до сих пор дружу. Я вошла в эту творческую сферу, и, можно сказать, я Россию открыла совершенно с другой стороны. С тех пор очень глубоко понимаю, люблю Россию, сочувствую в сложные времена. Иногда хочется плакать, если я смотрю, как люди друг с другом жестко обходятся. Вот такая любовь на всю жизнь со всеми параллельными событиями, которые происходят там.

Вы говорите про художников и театры. Вы любите искусство?

Очень. Очень сильно увлекаюсь искусством, стараюсь ходить на выставки — или фотовыставки, или современное искусство. Хожу в театры, смотрю, что там происходит. В феврале мне удалось пойти в театр Маяковского на “Бердичев”. Сходите, посмотрите, очень классный спектакль! Москва, конечно, стоит этого.

Можете рассказать по последней книге, которую вы прочитали? Было ли что-то нужное по работе или чтение для души?

Да, я очень много читаю по работе! Только когда у меня отпуск, мне хватит времени или я сама себе даю время на художественную литературу. Я раньше очень много её читала. Сейчас просто столько много интересных книг по работе, что все хочется успеть. Последняя моя книжка — это книга Отто Шармера “TheorieU”. Это немец, который уже больше 20 лет работает в Соединенных Штатах. Он предлагает кардинально новый взгляд на современный менеджмент, и он описывает в своей книжке так называемое слепое пятно лидера. Он говорит, что мы прекрасно понимаем, ЧТО мы производим, мы частично начинаем понимать, КАК мы производим различные вещи или организуем процессы, но очень многие не понимают, ОТКУДА идет внутреннее знание и убеждение, ЗАЧЕМ нам все это надо. Он дает общественную критическую оценку сегодняшнего времени на фоне политических событий, на фоне экологического кризиса, на фоне демографической катастрофы. Нам просто нужно коренным образом понять, что мы не живем в отдельных государствах или регионах, которые то воюют, то дружат друг с другом, а что мы все живем в одном глобальном мире, где все очень тесно связаны. На сегодняшний день не хватает людей на любых уровнях, политическом, экономическом или социальном, которые владели бы именно таким внутренним убеждением, что надо думать, главным образом, о глобальном благополучии, а не об отдельно взятом национальном благополучии. Потрясающая книга… я поняла, что это как раз книга 21 века, когда мы должны уже открыть шоры, границы… и, как говорят в мультике, “Давайте дружить”.

Эта книга на английском?

На немецком и английском. Пока на русском языке её нет. Хотя я знаю, что недавно была лаборатория людей, которым интересна эта теория, и 200 человек из России участвовали в этом онлайн обучении. Это было очень круто. Я была очень рада, что столько людей интересуется таким устойчивым развитием.

Расскажите, пожалуйста, как возник интерес к бизнес-тренингам, семинарам, этой области? С самого детства вам это нравилось?

С детства у меня была мечта — работать на международном рынке. Но поскольку я выросла в восточной части Германии, бывшей ГДР, то было понятно, что мир был открыт лишь в одну сторону. Я с большим удовольствием выучила русский язык, я с любопытством училась в Москве, тогда надеялась, что перестройка пройдет очень быстро, но мы с вами хорошо понимаем, что такие громадные изменения не происходят за 10 лет. Я всегда мечтала обустроить наш красивый мир таким образом, чтобы он стал более гуманным, более прозрачным, более справедливым и для женщин, и для мужчин, чтобы было меньше стрессов в нем. Но, увы, в последние 20 лет пока я чувствую, что надо ещё больше и больше усилий прилагать. Наверно главное – самой меняться внутренний, а только потом другим предлагать следовать заданному примеру.

В первые годы моей профессиональной жизни я работала больше в социальной сфере. Это были 90-е годы, и восточная часть Германии только встала на ноги.Можно сказать, что я получила закалку в таких сложных целевых группах, как безработные… много было переселенцев из России, которые приехали к нам. Становление и открытие бизнеса для женщин… Там я и начала свой рабочий путь. Потом уже стала учиться на коуча, потом — на управление изменениями и так далее. Можно сказать, что это такая эволюция, шаг за шагом стала развиваться. В бизнес я пошла примерно 15 лет тому назад, с 2000 года. Довольно много заказов на межкультурный менеджмент, именно с о стороны немецких компаний, которые вышли на российский рынок, которые поняли, что там управленческие принципы совершенно другие

Любите ли вы свою работу? Что вам с ней нравится, что — нет?

Обожаю!!! Единственное, что не нравится — это то, что нужно мотаться по аэропортам, потому что я не очень люблю перемещение в пространстве. Когда происходит изменение климата, изменение часового пояса, это, конечно, тяжело дается. А так… обожаю работу с людьми, обожаю инновационные вызовы, обожаю ломать голову, думать, как можно сделать так для клиента, чтобы им было лучше. Обожаю придумывать что-то новое, интересное, необычные форматы. Не люблю рутину, но рутины в моей работе почти не бывает, потому что каждый клиент уникален, каждый раз команда другая, каждая компания имеет своих людей.

Я вижу свою задачу в том, чтобы помочь людям так общаться друг с другом, чтобы им стало легче работать, и при этом компания стала развиваться лучше. Я не сторонница такого жесткого “эффективизирования”, когда только ради эффективности нужно обязательно что-то менять. Мне кажется, если компания хорошо и слаженно работает и дает большой плюс, то не обязательно стремиться этот плюс бесконечно приумножать. Главное — чтобы люди там работали с удовольствием… тогда компания тоже процветает. Я не за те чисто экономические подходы, не верю в теорию, якобы чечеловек только ради денег работает. Мы работаем, потому что мы сможем там реализовать свой потенциал, желательно широко. В этом главная мотивация! Особенно для руководителей. Я призываю к тому, чтобы люди получили на работе и признание, и вызов дальше развиваться, и удовольствие, потому что жизнь у нас одна и короткая. Я хочу, чтобы людям было действительно…

Комфортно?

Не совсем комфортно. “Комфортно” звучит слишком мягко. Можно подумать, что там делать ничего не надо. Скорее, чтобы им всегда было интересно прийти на работу и что-то сделать другое и новое.

Вы творческий человек?

Да! Очень!

Случались ли какие-то чрезвычайные ситуации на тренингах во время Вашей работы с компаниями? Может быть, кто-то забывал прийти?

Ой, у меня был один жуткий случай лет 10 тому назад. Это была огромная, большущая гостиница в одном знаменитом городе в России, где меня генеральный директор попросил провести стратегическую секцию для своего топ-менеджмента. Генеральный директор был немец, а вся его топ-команда — немцы, французы и русские. Во время предварительной диагностики я поняла, что там был большой разрыв между русскоговорящими и английскоговорящей частью менеджмента. Часть русского топ-менеджмента, как я поняла, использовали свои позиции, чтобы больше разбогатеть, чем положено было. Генеральный директор через наш воркшоп хотел как-то решить эту проблему. Я тогда не сразу поняла, в чем там загвоздка. Мы выехали на побережье одного красивого озера, чтобы провести этот воркшоп. Когда мы сели в автобус, генеральный директор ко мне подошел и сказал: “Вы знаете, Хайке, у вас всё отлично получается. Знаете, я вот уеду, и меня там не будет”. Человек взял и уехал, меня посадил на автобус и оставил с этими своими менеджерами. Они как только увидели, что генеральный уехал, все русскоговорящие достали ящики с коньяком… Одним словом, группа не была в состоянии что-либо продумать. Это был худший на моей жизни воркшоп! Было нереально что-либо с ними сделать! Да… это был, конечно, казус. Кошмар… я думаю, что сегодня я просто бы не села в этот автобус без этого генерального, но вот тогда я была в шоке и не могла думать, что такое может случиться. Понятно, что проблему мы не решили. И поскольку генеральный сам был слишком трусливый или наоборот большим дипломатом, он понял, что лучше не трогать своих русских коллег… ну, кто его знает?

Кошмар! Всякое бывает, да… а в целом всё спокойно?

Да. То было большое исключение из правил. В основном, очень бурные сессия идут, люди очень заинтересованные. Я вижу очень много вовлеченных и увлеченных менеджеров любой национальности. Большинство компаний очень сильно старается вырасти, сделать что-то по-другому, справиться с кризисом.